6 августа в Беларуси ожидается до +35 Доллар установил новый рекорд – 15 565 В Британии арендодатели могут попасть в тюрьму из-за съемщиков-нелегалов Минторг закрыл «Новоселкин» Госстандарт запретил реализацию строительных инструментов из России и Китая Размещение рекламы на сайте hata.by Успеть приватизировать и не прогадать: ответы на главные вопросы приватизации Белорусский отель с французским шиком: в Минске откроют «NOVOTEL MINSK MAYAKOVSKAYA» Как разделить недвижимость в случае развода Власти США выделили $3 млрд в помощь безработным ипотечным должникам

Фатальное невезение архитектора Георгия Лаврова

Опубликовано: 8 февраля 2012

Автор: Сергей Харевский, ЕГУ

В 1930-е годы в тоталитарных странах еще существовало эстетическое разностилье. Неоклассицистические и национал-романтические тенденции соседствовали с функционалистскими и конструктивистскими.

В советском дизайне и легкой промышленности успешно работали бывшие витебские авангардисты-супрематисты Татлин, Эль Лисицкий, Родченко, Степанова, Попова. В Беларуси же часть архитекторов (Лангбард, Воинов) вдохновлялись уже консервативными идеями Беренса и Вельде, часть (Гайдукевич, Якушко, Шабуневский) по инерции оставались неоклассиками, а некоторые (Володько, Лавров) пытались экспериментировать в функционализме.

Зодчему Георгию Лаврову не везло фатально. Часть его футуристических проектов осталось на бумаге, а созданное впоследствии многократно перестраивалась. Его легкая архитектура в русле юного функционализма казалось преемникам недостаточно серьезной и монументальной. Он начинал строить минскую Оперу, президиум Академии наук, Политехнический университет, университетский городок и многое другое. Но вслед за ним приходили мастера, и авторство Лаврова таяло, исчезало в кронах более поздних достроек и переделок.

Из истории функционализма 

Функционализм - направление в архитектуре и дизайне, которое утверждало первенство утилитарно-практической функции произведений над его формой. Накануне ХX в. эта несложная идея получила законченную формулу у американского архитектора финского происхождения Салливана, который утверждал, что «форму определяет функция». К середине 1920-х гг. она была подхвачена европейскими и советскими архитекторами и дизайнерами, сторонниками рационализма.

Основанные на этой формуле принципы функциональности разрабатывались во Франции Ле Корбюзье, а в Германии - творцами «Баухауза». На структуру зданий переносился принцип конструирования механизма; постройки делились в точном соответствии с последовательностью функциональных процессов, для которых они предназначались.

Функционализм охватил не только архитектуру, но распространился широко и повсеместно на весь предметный мир - мебель и одежду, книжную графику и сценографию, создал теоретическую и практическую базу дизайна.

Для советского и немецкого функционализма 1920-х был характерен демократизм, который вытекал из потребностей решить острые жилищные и производственные кризисы. Архитекторы создавали проекты поселений с рациональной планировкой, функционально оправданным дешевым малоразмерным жильем.

Идеи функционализма проявились в архитектуре Беларуси на границе 1920-30-ых гг. Специфика развития нашей архитектуры тех лет определялась объективными социально-экономическими причинами (ликвидация частной собственности, отмена классовых привилегий) и формированием новых целей архитектуры - строительства достойного окружения для нового общества. Это создавало предпосылки для свободы творчества, правда, лишь на короткое время. Перед архитекторами возникли совершенно новые социальные и идеологические задачи, которые не имели аналогов в истории человечества. Поиск методов наиболее полного решения этих задач сопровождался борьбой взглядов и тенденций.

Георгий Лавров и романтики советской архитектуры 

Георгий Лавров был последовательным функционалистом, и ему выпало реализовывать престижные проекты в столице Беларуси. Глядя на их, можно себе легко представить, каким мог бы быть лавровский облик города.

Его связь с Минском была неслучайной. Он родился на Смоленщине, в крестьянской семье. Был свидетелем Первой мировой войны, революции в России, объявления в Смоленске советской республики Беларусь. Георгий Лавров несколько лет учился в московском ВХУТЕМАСе (1922-1926). Единственные Высшие художественно-производственные мастерские (ВХУТЕМАС), были созданы в Москве еще в 1920 г. чтобы готовить архитекторов, конструкторов и художников-промышленников для производства.

Романтический период развития советской архитектуры красноречиво воплотился в работах студентов ВХУТЕМАСа. Они принимали живейшее участие в общественной жизни, были самыми активными участниками творческих дискуссий. Курсовые и дипломные работы студентов публиковались и обсуждались наряду с работами архитекторов старшего поколения. Дипломные проекты студентов, в том числе и Лаврова, уже тогда формировали советскую архитектуру.

Из студентов и преподавателей в 1923 году оформилась организация Ассоциация новых архитекторов (АСНОВА). Ее вдохновителями были профессора ВХУТЕМАСа Ладовский, Докучаев и Кринский. Они называли себя рационалистами, стремясь обосновать восприятие пластических форм архитектуры. Хотя они и считали необходимым синтез технической рациональности («экономия труда и материала при создании целесообразного здания») и архитектурной рациональности («экономия психической энергии при восприятии здания»). Но прежде они исследовали формальную сторону творчества в связи с психофизиологией человеческого восприятия. То есть, то же, что и другие функционалисты Европы.

Судьбой Георгию Лаврову предопределено было встретиться с Лисицким, который в начале 1920-х годов перебрался из Витебска в Москву. Не обращая внимания на то, что изначально Эль Лисицкий был сторонником чистого супрематизма, он сильно отличался от Малевича своими взглядами. Лисицкий не только признавал объективную реальность мира, но и стремился к ее революционному преобразованию. Своим произведениям витебского периода он не придавал самостоятельного значения, рассматривая их как упражнения, необходимые для будущего реального творчества.

В 1922 году Лисицкий уехал в Европу, чтобы восстановить контакты с деятелями культуры, такими как Тео Ван-Дейсбургом, Вальтером Гропиюсом, Ле Корбюзье и проч. С журналом «Вещь», который он издавал, сотрудничали Ле Корбюзье и Фернан Леже.  Ладовский в 1924 предложил Лисицкому установить связь с «АСНОВАй», так как считал его «идеологически близким группе архитекторов, образующих ассоциацию ...» (Ладовский, Кринский, Лавров и др.). «АСНОВА», вместе с Лисицким, четко определила свои перспективные задачи и понимание нового содержания архитектуры, ее социального значения.

Революционный романтизм советской архитектуры двадцатых годов придавал эмоциональную насыщенность ее образам. Это существенно отличает ее от образов западного функционализма. Тому причиной и тяжелые экономические условия начала 1920-х годов, когда для осуществления проектов были минимальные ресурсы. Однако творческое соревнование поддерживалось многочисленными конкурсами проектов, возможностью их широкой публикации, результатами теоретических исследований. Именно суровая реальность, новые потребности и задачи отличали работы советских зодчих от социальных проблем и возможностей Запада. Сочетание новаторского языка архитектурных форм и решение новых социальных задач способствовало формированию авангардной культуры, что стало генератором новых идей и концепций, изучение которых продолжается до настоящего времени.

Георгий Лавров в процессе белорусизации 

В 1920-х годах, в процессе создания всех форм белорусской государственности, возникновения национальной субъектности, произошел неслыханный и неожиданный подъем белорусской культуры и просвещения. Это было время стремительной белорусизации, когда белорусский язык был государственным, были созданы и институциализированы национальная наука и культура, образование, утвердилась система государственной власти.

В первой половине 1920-х годов в БССР ставится задача создания недорогого, но достойного жилья для рабочих, и формируется концепция массового жилищного строительства. Тогда же создается концепция комплексной жилой застройки районов, которая включает в себя вместе с жильем и предприятия. В некоторых комплексах создавались новые по содержанию общественные центры, состоящие из детского учреждения, школы, фабрики-кухни и рабочего клуба. Не случайно именно здания клубов, как дворцов культуры и библиотек, становятся одной из основных тем в творчестве архитекторов.

В это время Минск изменился до неузнаваемости. В городе начала создаваться и расти наука, культура, транспорт, крупная промышленность. В Минске было возведено много сооружений, которые придали городу совершенно новое архитектурное лицо. Из наиболее крупных зданий, построенных на границе 1920-30-х годов, следует отметить комплексы университетского городка (арх. И. Запорожец вместе с Г. Лавровым) и клинической больницы, авторство Г. Лаврова, которые изменили целые кварталы города.

Тогда же возникли Дом печати, фабрика-кухня, новые жилые дома для рабочих. Легкие и простые по архитектурной образности, они возводились быстро и были призваны служить победе коммунизма. Но именно эта легкость и функциональная ясность задумок Лаврова и других функционалистов была жестоко раскритикована уже через 15 лет. "Однако по своей архитектуре эти здания еще отличались большей упрощенностью форм. Отсутствие художественной выразительности и композиционной связи между отдельными зданиями снижает градостроительное значение этих комплексов в архитектуре города".

Государственная библиотека как образец архитектурного почерка Лаврова 

В туманных процессах возникновения новой Беларуси исключительную роль сыграла и Государственная библиотека. На ее возлагались функции сбора и хранения рукописных и печатных изданий по всем отраслям знаний, ведение государственной регистрации печати Беларуси. Особое внимание уделялось сбору литературы по белорусоведению. В библиотеке собирали и хранили национальное документальное наследие, в его составе вели работу такие важные центры национальной культуры, как Белорусская книжная палата и Белорусское библиографическое бюро.

Специальная комиссия Наркомпросвещения БССР, проанализировав ситуацию, пришла к выводу о необходимости строительства нового здания для библиотеки. По итогам работы комиссии Совет Народных Комиссаров БССР в 1929 г. принимает решение о строительстве большого библиотечного корпуса по улице Красноармейской.

Георгий Лавров в 1932 стал автором архитектурного проекта, в котором максимально проявился уникальный функциональный характер здания, и его предназначения как "здания первого разряда, занятого Белорусском государственной публичной библиотекой, должное быть объектом огромной важности как проводника культуры и знаний ".

К этому времени библиотека уже стала главным центром хранения национальных документов и документов о Беларуси.

Здание стало одной из визиток Минска: «... к наиболее удачным  постройкам  20-х и 30-х годов следует отнести и монументальное здание библиотеки имени В. И. Ленина, созданное по проекту архитектора Г. Л. Лаврова. Автор сумел найти выразительные архитектурные формы, которые положительно характеризуют образ советского культурно-просветительного учреждения. Общая композиция объемов здания достаточно четкая, хорошо продуманный ритм проемов, удачно скомпонованные лаконичные детали, обогащают архитектуру здания».

Новое здание библиотеки было открыто к ее десятилетнему юбилею в 1932 году. Это событие библиотека встретила со значительными достижениями. За десять лет работы документальный фонд увеличился до отметки в 1 млн документов, число посетителей составило 9 тыс. человек, развернутая структура позволяла оптимизировать работу с книгами и обслуживание читателей, научно-методическую и библиографическую деятельность. Так успешная работа библиотеки была отмечена присвоением ей в 1932 году почетного имени В.И. Ленина и реорганизацией в Государственную библиотеку и Библиографический институт БССР. На начало 1941 года в фонде хранилища насчитывалось уже более двух миллионов томов, а количество читателей составляло 15 тысяч человек. Когда  Лавров проектировал здание библиотеки, он предусмотрел строительство девятиэтажного книгохранилища, которое должно было быть во дворе здания. Если бы  так произошло, то это было бы самое высокое здание Минска на десятилетия. А благодаря своему пребыванию на горе сложного рельефа, оно было бы видно почти из любой точки столицы. К сожалению, эта часть проекта осталась нереализованной. Как и многое из идей зодчего в Беларуси...

Нападать на Лаврова критика начала уже в середине 1930-х. Сначала у него отобрали уже утвержденное строительство театра Оперы и Академии наук, затем и других объектов. Зодчий-мечтатель Георгий Лавров, ученик Ладовского и Лисицкого, романтик-функционалист, вынужден был покинуть Беларусь. Он имел возможность творить здесь только шесть лет, но в справочники и учебники вошел  именно как белорусский архитектор. Удивительно, но в войну почти все, созданное Лавровым, уцелело. После нее то,  что осталось от его наследия, было перестроено до неузнаваемости. В Орше, Борисове, Минске. Сожженные корпуса Университетского городка были восстановлены согласно проекту архитектора С. Батковского, при этом "архитектурное решение планов и фасадов значительно улучшено".

К сожалению, в Беларуси, как и других советских республиках, органическое развитие функционализма было жестко приостановлено директивным Постановлением ЦК ВКП/б/1932 г. «О перестройке литературно-художественных организаций», которое ориентировало архитекторов на активное применение в проектировании исторического наследия. Единственным зданием, которое дает нам наибольшее представление о творческом почерке Лаврова - это знаменитое здание библиотеки, которое еще до сих пор носит имя Ленина. 


Оставьте Ваш комментарий





Коментарии к статье (3)

26 May 2012 в 22:42   |   Алена

Здравствуйте, Сергей! Спасибо за интересный материал. Не могли бы указать конкретные источники информации, для ссылки. Это архивный материал? или какой то другой источник?

Спасибо!

[ Ответить на этот комментарий ]

28 May 2012 в 16:51   |   Siarhej

Цитата:

Здравствуйте, Сергей! Спасибо за интересный материал. Не могли бы указать конкретные источники информации, для ссылки. Это архивный материал? или какой то другой источник? Спасибо!

 

Добрый день!

Вот, пожалуйста:

Беларускі дзяржаўны архіў навукова-тэхнічнай дакументацыі 3.10. ф.112, 17 д., 1913—1959

Герчук Ю. Эль Лисицкий // Творчество. 1990. № 10 С. 24-26.

Гісторыя беларускага мастацтва.Навука і тэхніка. Мінск, 1992

Егоров Ю.,Воинов А. Архитектура и градостроительство Советской Белоруссии  Минск, Издательство Академии наук БССР, 1957

Ладовский Н. Основы построения теории архитектуры//Из истории советской архитектуры. 1926-1932 гг. Наука, Москва, 1970

Осмоловский М. Минск.Государственное издательство архитектуры и градостроительства. Москва,1950

Осмоловский М. Минск. Градостроительство столицы Советской Белоруссии. Минск, 1952 г.

[ Ответить на этот комментарий ]

29 May 2012 в 22:19   |   Алена

Цитата:

Цитата: Здравствуйте, Сергей! Спасибо за интересный материал. Не могли бы указать конкретные источники информации, для ссылки. Это архивный материал? или какой то другой источник? Спасибо!   Добрый день! Вот, пожалуйста: Беларускі дзяржаўны архіў навукова-тэхнічнай дакументацыі 3.10. ф.112, 17 д., 1913—1959 Герчук Ю. Эль Лисицкий // Творчество. 1990. № 10 С. 24-26. Гісторыя беларускага мастацтва.Навука і тэхніка. Мінск, 1992 Егоров Ю.,Воинов А. Архитектура и градостроительство Советской Белоруссии  Минск, Издательство Академии наук БССР, 1957 Ладовский Н. Основы построения теории архитектуры//Из истории советской архитектуры. 1926-1932 гг. Наука, Москва, 1970 Осмоловский М. Минск.Государственное издательство архитектуры и градостроительства. Москва,1950 Осмоловский М. Минск. Градостроительство столицы Советской Белоруссии. Минск, 1952 г.

Спасибо большое за информацию и беспокойство! ) 

 

[ Ответить на этот комментарий ]

Читайте также:
1.445524