6 августа в Беларуси ожидается до +35 Доллар установил новый рекорд – 15 565 В Британии арендодатели могут попасть в тюрьму из-за съемщиков-нелегалов Минторг закрыл «Новоселкин» Госстандарт запретил реализацию строительных инструментов из России и Китая Размещение рекламы на сайте hata.by Успеть приватизировать и не прогадать: ответы на главные вопросы приватизации Белорусский отель с французским шиком: в Минске откроют «NOVOTEL MINSK MAYAKOVSKAYA» Как разделить недвижимость в случае развода Власти США выделили $3 млрд в помощь безработным ипотечным должникам

Китай: грядущее экономическое фиаско

Опубликовано: 24 января 2010

Автор: 19686

Мыльный пузырь в Китае, как и дубайский в начале этого года, скоро раздуется до максимума

Произошло ли оздоровление глобальной экономики? Прогнозисты говорят, что в этом году будет наблюдаться скромный рост от 2 до 4 процентов, но они кое о чем забывают. Вскоре может рухнуть Китай, и, если это произойдет, то крупнейшее по численности населения государство мира может затащить в трясину всех остальных.

На настоящий момент кризис в Китае кажется последним, чего нам следует опасаться. В конце концов, в прошлом году Китай стал крупнейшим в мире рынком автомобилей, обогнав Америку, и крупнейшим экспортером, оставив позади Германию.

В четверг Пекин объявил, что рост в четверном квартале 2009 года составил 10,7 процентов, а по итогам года - 8,7 процентов. Некоторые аналитики считают, что экономические показатели настолько сильны, что Китай занял второе место в мире по объему ВВП после Японии. Фондовые рынки, цены на недвижимость: все китайское растет.

В свое время все дубайское тоже росло. Поэтому в ноябре глобальные рынки содрогнулись при известии о том, что Dubai World, государственная инвестиционная компания и крупнейший корпоративный должник эмирата, просит о продлении срока погашения долговых обязательств на 59 млрд. долларов. Проблемы бурно растущей экономики эмирата были очевидны давно, но, тем не менее, фондовые инвесторы были застигнуты врасплох. Видимо, они считали, что дефолта не будет.

Конечно, они ошибались. Глобальные рынки пока справляются с этим ударом - отчасти потому, что эмират мал. Другое дело - Китай. Легендарный шорт-селлер Джеймс Чейнос (James Chanos), предсказавший крах Enron и Tyco, называет эту страну "Дубаем, помноженным на тысячу - или того хуже".

Как и Дубай в начале прошлого года, Китай сегодня приближается к точке максимального раздутия мыльного пузыря. На первый взгляд, у крошечного города-государства и страны размером с целый континент мало общего. Однако оба страдают от чрезмерной экспансии.

Китайская экономическая модель, опирающаяся на экспорт, давала впечатляющий рост в годы после окончания "холодной войны", когда глобализация и экономическое развитие казались безграничными. Однако сегодня глобальная торговля стагнирует после существенного спада в прошлом году. В результате проблем на внешних рынках экспорт Китая сократился в 2009 году на 16 процентов. В этом году перспективы восстановления уверенного роста невелики.

Во время бума Пекин, игнорируя советы Вашингтона и других столиц, не попытался переориентировать свою экономику на потребление. Вместо этого, китайское правительство старалось максимально воспользоваться возраставшим тогда зарубежным спросом. Поэтому роль потребления снижалась, упав с рекордной отметки в 60 процентов до 30 процентов в прошлом году. Ни в одной другой стране нет более низкого уровня.

В ноябре 2008 года Государственный совет, высший орган исполнительной власти, объявил о плане экономического стимулирования для компенсации падения спроса за рубежом и низких потребительских расходов в стране. Первоначально Пекин заявил, что в 2010 г. будет потрачено 586 млрд. долларов. Однако за первый полный год реализации программы он непосредственно и через государственные банки выделил в фонды стимулирования около 1,1 триллионов.

План правительства создает валовой национальный продукт, что неудивительно, но это дутый рост. С одной стороны, в прошлом году расходы Пекина на стимулирование составили около четверти объема ВВП. Теперь, как недавно отметил один китайский аналитик, примерно 95 процентов роста Китая обусловлено государственными инвестициями.

Несмотря на мощное расходование бюджетных средств, экономику страны нельзя назвать особо устойчивой. Статистика потребления электроэнергии - ключевой показатель экономической активности - говорит о том, что рост ВВП составляет только две трети заявленного уровня.

Более того, фактическое отсутствие роста потребительских цен в прошлом году противоречит официальным сообщениям об активизации розничных продаж. То же касается и снижения уровня импорта, которое за последний год составило 11,2 процента. Это еще один признак слабости внутреннего спроса. А, если рост экономики действительно измеряется двузначными числами, то почему Пекин настаивает на необходимости продолжать меры по экономическому стимулированию?

Однако, как бы быстро ни росла его экономика, политика Китая неустойчива. Во-первых, центральному правительству будет непросто изыскать средства для дальнейшего увеличения расходов. Дефицит бюджета быстро растет, ограничивая рост расходов. Мало того, пекинские регулирующие органы озабочены тем, что государственные банки, основной источник средств, идущих на стимулирование экономики, не рассчитывая свои силы, аккумулируют плохие кредиты.

Однако колумнист New York Times Томас Фридман (Thomas Friedman) считает, что проблемы здесь нет. Утверждая, что Китай не может быть очередным Enron, он дает совет Чейносу: "Никогда не играйте на понижение против страны с 2 триллионами долларов валютных резервов".

И все-таки гигантские резервы Китая, достигшие уже 2,4 триллионов, по сути, ничего не решают. Почему? Для удовлетворения внутренних потребностей китайским лидерам нужна национальная валюта, юани. Если они переведут резервы в юани, то стоимость национальной валюты резко увеличится, что задушит критически важный экспортный сектор. В условиях внутренних кризисов валютные резервы имеют ограниченное применение.

Во-вторых, государственный план по экономическому стимулированию ведет страну в неверном направлении. Он отдает предпочтение крупным государственным предприятиям перед малыми и средними частными компаниями, а государственные финансовые институты перенаправляют кредитные потоки на инфраструктуру, финансируемую государством. В последние тридцать лет ВВП Китая рос, благодаря частному сектору, в среднем на 9,9 процентов в год, но теперь Пекин ренационализирует экономику при помощи государственных средств.

В-третьих, приток денег правительства в государственные предприятия подорвет их конкурентоспособность, как произошло в Японии, где в годы дутого роста аналогичная денежная волна серьезно навредила корпорациям.

Японские менеджеры обнаружили, что управление потоками наличности может принести им больший доход, чем что-либо еще и поэтому забросили свой основной бизнес. По сути, то же самое происходит и в Китае.

Примерно пятая часть кредитов государственных банков осела на растущих фондовых рынках страны, а еще одна немалая часть пошла на раздутие мыльных пузырей на рынке недвижимости. Тревожнее всего то, что в последнее время наблюдается бум в казино Макао. Видимо, в игру идут те самые деньги, которые китайские аппаратчики получили в рамках программы стимулирования.

Наконец, со временем расходы на стимулирование становятся все менее эффективными в плане создания роста. У страны уже есть один пустой новый город - Ордос во Внутренней Монголии - и тысячи пустующих объектов, в особенности, торговых центров. Новые предприятия работают не на полную мощность.

В настоящее время программа Государственного совета по стимулированию, при всех своих недостатках, - почти единственное, что способствует росту. Как это ни печально для правительства, его план также создает диспропорции, исправить которые в этом году будет трудно.

В свое время китайские чиновники, работая в экономике, которой руководило государство, обладали способностью избегать решения проблем. Однако, пока вместо осуществления структурных изменений они вели политику, направленную на повышение роста, стоящие перед ними вызовы постоянно возрастали.

И именно поэтому, когда политика роста перестанет давать результаты, - а ждать осталось надолго - Китай станет следующим Дубаем. Только гораздо больше.
 


Оставьте Ваш комментарий





Коментарии к статье (0)

Читайте также:
0.895505