6 августа в Беларуси ожидается до +35 Доллар установил новый рекорд – 15 565 В Британии арендодатели могут попасть в тюрьму из-за съемщиков-нелегалов Минторг закрыл «Новоселкин» Госстандарт запретил реализацию строительных инструментов из России и Китая Успеть приватизировать и не прогадать: ответы на главные вопросы приватизации Размещение рекламы на сайте hata.by Белорусский отель с французским шиком: в Минске откроют «NOVOTEL MINSK MAYAKOVSKAYA» Как разделить недвижимость в случае развода Власти США выделили $3 млрд в помощь безработным ипотечным должникам

Работа по выбору площадки для строительства АЭС должна завершиться до конца года.

Опубликовано: 1 мая 2008

Автор: 78

Работа по выбору площадки для строительства АЭС должна завершиться до конца года.

В этом случае уже в 2009 году на площадке могут начаться строительные работы, но строить начнут не станцию, а необходимую инфраструктуру.

"Если площадка будет выбрана к концу года, то 1 января 2009 года "первый кол", я бы сказал, колышек, на площадке будет забит, но не на строительстве АЭС", — заявил 25 апреля на пресс-конференции в Минске заместитель директора РУП "БелНИПИ-Энергопром" Владимир Бобров. Напомним, что именно "БелНИПИ-Энергопром" определен на сегодня генеральным проектировщиком белорусской АЭС.

Как подчеркнул В. Бобров, еще до начала строительства самой станции необходимо создание транспортной, жилищной инфраструктуры и строительной базы, которая сама по себе является довольно сложным производством. Так, по его словам, если взять за основу строительную базу, которая была создана на площадке Минской АТЭЦ, то необходимо, например, иметь не менее 46 грузоподъемных механизмов (50 тонн и ниже), построить на площадке "хороший бетонный завод" и так далее.

Торопиться не спеша.

О том, что 1 января на строительстве белорусской АЭС уже нужно забить "первый кол", первый вице-премьер Владимир Семашко говорил в феврале этого года. Тогда же во время проведения выставки "Ядерная энергия для Беларуси" представитель киевского НИИ, которое участвует в работах по выбору площадки, отметил, что "к апрелю будет понятно, какая из двух площадок является преимущественной, а к концу года площадка будет выбрана".

Между тем, как заявил 25 апреля В. Бобров, сегодня работы ведутся на всех 4 площадках (речь идет о Краснополянской и Кукшиновской в Могилевской области, Верхнедвинской в Витебской и Островецкой в Гродненской области) и говорить о том, какая из них является преимущественной, пока рано. На просьбу журналистов назвать ту площадку, которая нравится ему лично, специалист пообещал, что сможет сделать это в сентябре-октябре текущего года.

По его словам, в настоящее время проводится работа по инженерным, геологическим, аэрологическим, гидравлическим, метеорологическим и многим другим видам исследований, для того чтобы можно было сопоставить конкурентные площадки. Но пока площадки изучены в разной степени и нет возможности провести тщательный сравнительный анализ. Вместе с тем он отметил, что "ни одна из площадок в Беларуси не несет в себе запрещающих факторов для строительства АЭС".

Как рассказал на пресс-конференции академик Национальной академии наук Беларуси, академик-секретарь секции физико-технических наук НАН Беларуси Александр Михалевич, более 10 лет назад в институте "Сосны" были разработаны критерии оценки площадки. Проанализировав законодательство самых разных стран, материалы научных конференций и рекомендации МАГАТЭ, ученые выбрали самые строгие требования из всех документов.

Он также отметил, что важно знать не только многие геофизические, сейсмические характеристики площадки, но и пронаблюдать их динамику на протяжении минимум 2 лет. "Поэтому не следует торопиться с окончательным выбором площадки", — подчеркнул А. Михалевич.

В то же время В. Бобров, подчеркнув, что сроки строительства станции выбраны довольно жесткие (первый блок должен быть пущен в 2016 году), сообщил, что перед их институтом была поставлена задача ускорить работы по выбору площадки.

При этом он отметил, что "все мы прекрасно понимаем, что Беларусь не имеет большого количества специалистов в области практического проектирования строительства АЭС".

Экология и безопасность.

Помимо выбора площадки, еще одним важным направлением подготовительных работ по строительству АЭС является оценка воздействия работы станции на окружающую среду. Как сообщил А. Михалевич, методология такова, что сначала необходимо произвести изучение состояния окружающей среды, которое было до начала строительства станции. "Исследуются почва, флора, фауна, фиксируется их состояние. Дальше ведется мониторинг — что меняется во время строительства станции, во время пуска, во время эксплуатации и снятия с эксплуатации", — рассказал он.

В. Бобров в свою очередь подчеркнул, что подготовка документации по оценке окружающей среды, которой также занимается генпроектировщик, — "достаточно серьезная трудоемкая работа", которая должна вестись в "подробном и качественном исполнении в связи с тем, что, согласно подписанным международным конвенциям, этот раздел будет проходить согласование с экспертами близлежащих стран — России, Украины, Литвы, Польши".

А. Михалевич назвал и еще один важный раздел, по которому сейчас разрабатывается методология, — оценка состояния безопасности. По его словам, например, в Швеции раз в год проводится оценка безопасности атомной станции и раз в десять лет — оценка безопасности хранилищ радиоактивных отходов. Причем он особо отметил, что эта оценка должна быть независимой.

Никаких экспериментов

Но если к вопросу разработки методологии по оценке безопасности НАН Беларуси только приступил, то работы по обоснованию выбора типа реактора находятся в завершающей стадии. Как подчеркнул А. Михалевич, Беларуси необходим "реактор третьего поколения, эволюционный" и таким реактором, по его словам, является водо-водяной энергетический реактор — ВВЭР.

Во-первых, на сегодня эта технология является наиболее распространенной — 80% энергоблоков в мире сегодня именно такого типа, во-вторых, она прошла эволюционный путь развития, основанный на многолетнем опыте работы. При этом А. Михалевич отметил, что в мире уже разрабатываются более современные технологии реакторов — так называемое поколение 3+. Но, как подчеркнул академик, "мы не хотим, чтобы в Беларуси был построен блок номер 1 нового типа". "Мы не хотим, чтобы на нашей территории был какой-то эксперимент, хотя бы какая-то часть или видимость эксперимента", — пояснил он.

То есть нам нужен, как говорят специалисты-атомщики, референтный блок. Референтные водо-водяные реакторы сегодня производят российский атомпром, американо-японский концерн "Вестингхауз" и франко-германский "Арева".

А нужен ли тендер?

Когда и как будет выбираться генеральный партнер Беларуси по строительству АЭС, пока неизвестно.

В. Бобров сообщил, что подготовка тендерной документации намечена на 2009 год, вместе с тем он отметил, "будет ли это тендер или другой вариант, пока сказать сложно". А. Михалевич подчеркнул, что белорусское законодательство позволяет провести как тендер, так и прямые переговоры с потенциальными партнерами с последующим принятием решения на уровне президента.

Подчеркнув, что это его сугубо личное мнение, А. Михалевич также предположил, что тендер, если и будет проведен, может стать "фиктивным". Он отметил, что в настоящее время наблюдается тенденция по разделу рынка между 4 ведущими компаниями-производителями и может сложиться ситуация, когда "не мы будем выбирать, а они будут выбирать". Несмотря на противоречия между конкурентами, они заключают между собой договоры на совместное участие в проектах или поставку продукции друг другу. В связи с этим А. Михалевич отметил: "Я не исключаю, что, если мы даже объявим тендер, потратив на это много времени, тендер будет фиктивный. Компании могут между собой договориться". То есть, по его словам, например, "Арева" может специально по договоренности с Россией предложить невыгодные условия. Впрочем, академик в очередной раз подчеркнул, что это его "умозрительное заключение".

Не спрашивайте, сколько это стоит.

А. Михалевич подтвердил, что "мы участвовали в целом ряде переговоров с зарубежными компаниями", при этом он отметил: "Единственный вопрос, на который мы никогда не получали ответа — это сколько будет стоить станция". По его словам, представители компаний отмечают, что, когда "вы выберете нас партнерами, мы сядем за стол переговоров и будем определять цену".

Впрочем, кое-какие детали контрактов проскальзывают в мировой печати, подчеркнул он. В 2007 году проходили данные, что канадские "тяжеловодные" реакторы мощностью 1.100 МВт "стоили" 2.180 USD за 1 кВт установленной мощности, французский реактор 1.650 МВт обошелся в 3.200 USD за 1 кВт установленной мощности.

В. Бобров подчеркнул, что стоимость определяется прежде всего спросом и предложением, а спрос в последнее время заметно вырос, поэтому "динамика стоимости идет с ростом". Он также сказал, что в период подготовки обоснования инвестиций, а этот период начнется после выбора площадки, будет проведена аналитика по вопросу стоимости, но опять-таки по открытым источникам. Цена на любое оборудование является конфиденциальной, подчеркнул он.

Комментируя по просьбе журналистов заявление, сделанное на выставке "Ядерная энергетика для Беларуси" вице-президентом "Атомстройэкспорт" Александром Глуховым о возможной стоимости станции 8-12 млрд. USD, В. Бобров подчеркнул, что речь шла о строительстве американских блоков с 6-летним циклом строительства. Вместе с тем он также привел оценки стоимости строительства энергоблоков, сделанные в Украине, которые составили "два с небольшим миллиарда". Что же касается стоимости российских энергоблоков, то, как сказал В. Бобров, "Александр Глухов обычно говорит, что стоимость реактора составляет от 2 до 3 тысяч долларов за киловатт установленной мощности".

Новые нюансы

Напомним, что мощность белорусской АЭС определена постановлением Совета безопасности и составит 2.000 МВт — планируется построить два блока по 1.000 МВт каждый. Добавим также, что все эти примерные данные по стоимости, как правило, не учитывают затраты на создание инфраструктуры, о которой говорилось вначале, так что конечная стоимость проекта может значительно превысить обсуждаемые цифры.

Есть и другие спорные моменты, которые сопровождают обсуждение различных аспектов строительства АЭС в Беларуси. Так, по мнению большинства экспертов, заявленная мощность АЭС для Беларуси великовата. Но дело в том, что референтных ВВЭР меньшей мощности в настоящее время нет, а экспериментировать на себе мы не хотим, и такую точку зрения можно только приветствовать.

Однако при высокой мощности встает вопрос о том, что делать с избыточной электроэнергией и кому ее продавать. Этот вопрос уже приобретает новые нюансы в связи с планами России построить атомную станцию на территории Калининградской области в связи с планируемым закрытием в 2009 году Игналинской АЭС. Соответствующее соглашение между государственной корпорацией "Росатом" и правительством Калининградской области было подписано 16 апреля. Предполагается, что АЭС будет состоять из двух энергоблоков мощностью 1.150 МВт каждый. Примерная стоимость проекта — около 5 млрд. EUR. Планируется, что проект будет реализован совместными усилиями российско-европейских структур, — до 49% акций может быть передано иностранным инвесторам.

Это соглашение уже вызвало маленькую информационно-атомную войну между Россией и Литвой. Литва назвала это пиар-ходом и полным абсурдом. Россия в ответ заявила, что это не фантазии, а реальность, и что литовцы просто опасаются, что в случае строительства АЭС в Калининграде они не смогут продавать электроэнергию с будущей Игналинской АЭС, которую Литва собирается строить при поддержке других стран ЕС. При этом Литва заявила, что, несмотря на планы России возвести свою АЭС, они все равно у себя построят. Но возникает вопрос, а нужно ли в этом случае строить ее нам?

По имеющимся у "БР" данным, окончательно сомнения в необходимости возведения такого сложного и дорогостоящего объекта в Беларуси не рассеялись даже у тех, кто вовсе не является противником мирного атома, но просто уже смог оценить размеры предстоящих работ и изменений.

Реакция недоверия.

Кстати, пресс-конференция, которая не была анонсирована заранее и оказалась неожиданной для журналистов, по признанию А. Михалевича, была проведена потому, что стали появляться публикации, в которых говорилось о кулуарности проведения подготовительного этапа.

Но если у академика Михалевича эти публикации вызвали скорее досаду, сопровождавшуюся обещанием устранить пробелы в информационной работе, то у президента страны, появившиеся на страницах газет и в сети Интернет мнения белорусских ученых, являющихся противниками атомной энергетики в целом, спровоцировали вспышку гнева.

"Это не ученые, это бандиты от политики, это вторая чернобыльская политическая волна", — сказал А. Лукашенко. По его словам, они "сейчас пытаются эксплуатировать эту тему и на этом подняться. Не получится! Я им этого не позволю всеми ресурсами и всей властью, которые есть у меня сегодня в руках", — недвусмысленно заявил президент, находясь 26 апреля в Хойникском районе.

Тем не менее А. Лукашенко и сам признал, что далеко не всегда был сторонником строительства атомной станции, чем подтвердил хотя бы теоретическую возможность существования и другой принципиальной позиции по вопросу строительства АЭС.

"Почему я являюсь сторонником этой идеи? Я был самым главным оппонентом, потому что хотел заставить ученых и всех в стране аргументировать появление у нас атомной станции. Я был против этого, долго откладывал принятие окончательного решения, хотя, может быть, давно нужно было принять решение о создании своей АЭС", — сказал А. Лукашенко.

Может, давно и нужно было, а нужно ли сейчас? Аргументированный ответ на этот вопрос сегодня хотят получить не только политизированные, по мнению президента, ученые, но и многие вдумчивые небезразличные граждане.

Теперь информационные бреши президент пообещал закрыть сам.

Между тем А. Лукашенко в очередной раз не без пафоса попытался убедить сомневающихся в необходимости строительства. "Неужели вы думаете, что мне так уж надо сегодня раздувать эту непопулярную тему и начинать строительство станции? Неужели свой президентский срок я бы не добыл в этой ситуации с энергоносителями? Добыл бы. Но я думаю о будущем, о белорусских детях. Нам надо не один, а несколько блоков построить, чтобы уйти от такой большой зависимости по нефти и газу от одной страны", — сказал он.

Но почему же мы так стремились впасть в эту зависимость в последние 10 лет, единственным выходом из которой теперь является АЭС, так и не пояснил.

Оставьте Ваш комментарий





Коментарии к статье (0)

Читайте также:
1.495811