6 августа в Беларуси ожидается до +35 Доллар установил новый рекорд – 15 565 В Британии арендодатели могут попасть в тюрьму из-за съемщиков-нелегалов Минторг закрыл «Новоселкин» Госстандарт запретил реализацию строительных инструментов из России и Китая Размещение рекламы на сайте hata.by Успеть приватизировать и не прогадать: ответы на главные вопросы приватизации Белорусский отель с французским шиком: в Минске откроют «NOVOTEL MINSK MAYAKOVSKAYA» Как разделить недвижимость в случае развода Власти США выделили $3 млрд в помощь безработным ипотечным должникам

Вон из дома!

Опубликовано: 21 июня 2011

Автор: Владимир Пинаев

Однажды мой друг и начальник зашел по рабочим делам в расчетно-справочный центр ЖЭС. На стенке он увидел своеобразную доску позора – список злостных неплательщиков коммунальных платежей. Если мне не изменяет склероз, то в графе «Итого» стояла цифра 55 миллионов рублей – сумма весьма внушительная. Приступая к написанию сего опуса, я глянул данные по Минску в целом, и прямо присвистнул: на 1 марта нынешнего года суммарная задолженность за коммунальные услуги составляет 11,5 миллиардов «зайчиков».

НеплательщикиНеуплата коммунальных – это типичная болезнь современного города. С болезнью этой стараются по мере сил бороться, применяя к несознательным элементам разного рода санкции. Начинается все, конечно, со звонка электрической тети, которая ровным голосом сообщает тебе про то, сколько ты должен и когда эту задолженность надо вернуть. Далее могут отключить свет, заблокировать воду и устроить еще кучу мелких пакостей. Ну, и наконец, в соответствии с Жилищным кодексом, злостного неплательщика могут попросить освободить квартиру. Вернее, не совсем попросить: решение о выселении выносится в судебном порядке, но суть от этого не меняется: рано или поздно несознательный элемент изгоняется из своего, с позволения сказать, родового гнезда. Происходит, если продолжить параллели с болезнью, удаление пораженного органа. Правда, в отличие от медицины, здесь все имеет обратную силу – если задолженность гасится прежде, чем иск успеют рассмотреть, то заявление будет отозвано и неплательщику не понадобится упаковывать вещи.

К чему я вообще поднял эту тему? Да просто шел на днях на работу и наблюдал сцену выселения, причем в довольно экстремальном варианте. Было это так: топаю себе по улице Калинина, утро солнечное, птички поют, теплый ветерок дует – хорошо! И вдруг в эту городскую симфонию вплетается жутким диссонансом мощнейший запах мочи. Я, в принципе, не сильно брезгливый человек, но тут все было как-то чересчур забористо! Осматриваюсь, вижу – стоит метрах в семидесяти впереди кучка народу (часть в спецовках коммунальных рабочих), и прямо под окнами обычного пятиэтажного дома – трактор с прицепом, полным какого-то хлама. И судя по направлению ветра, вся гадость как раз оттуда идет. Тут из открытого окна третьего этажа вылетает не то тюфяк, не то одеяло. Потом – еще какая-то рухлядь. А когда мне оставалось до трактора метров десять, стало слышно, что в той квартире, откуда все это летит, стоит жуткий матерный гвалт на много голосов. И в гвалте этом заметны отчетливо две тональности, одна истерическая, а вторая – деловитая.

А в кучке народу стоят трое вездесущих бабок. И громко обсуждают происходящее. Ну, в принципе, я и сам уже понял, что происходит, так что они только подтвердили: выселяют каких-то закоренелых алконавтов. Знаете, что я почувствовал? Радость от того, что людям в этом подъезде станет намного лучше жить.

Неплательщики – они ведь разные бывают. Кто-то не может оплатить коммунальные по вполне уважительным причинам. Скажем, живет в квартире одинокая старушка, у которой пенсии едва хватает на еду и хоть какие-то лекарства. Ну куда ее выселять? Наоборот, помочь человеку как-то надо – благо, существует у нас адресная материальная помощь как раз для таких случаев. Или инвалид одинокий. Или многодетная семья с матерью-одиночкой, которая работает уборщицей в школе (жуткое дело, не понаслышке знаю, что это такое).

Но немалую часть должников, составляет совсем иная публика. Такая, которую принято называть словосочетанием «асоциальный элемент». Алкоголики, наркоманы, прочая шантрапа, которая работу себе найти не столько не может, сколько уже не хочет. И даже если есть у них какой-то источник пополнения бюджета, то поверьте, коммунальные платежи в списке расходов этой прослойки общества, стоят отнюдь не на первом месте.

Знаете, как решается проблема электричества, которое тебе обрезали к чертям, потому что ты уже год за него не платил? Находится поближе к окну столб, по которому идет линия электроснабжения, и от нее запитывается одна розетка, от которой потом по трой    нику с удлинителем идет раздача на несколько источников. Помнится у подруги и собутыльницы моей матери, прежде чем реально обрезать провода, что-то сделали с распределительным щитом. Но свет в квартире был, потому что в этом самом щитке торчала отвертка, которая замыкала какие-то нужные контакты.

Еду можно прекрасно приготовить на электрической плитке. Иногда самодельной – из кирпича и спирали от электроутюга. В холодное время года этот же кирпич играет роль обогревателя, если отопление тоже отрубили. А воды и принести можно, благо – на определенной стадии деградации потребность в личной гигиене отрубается напрочь… А унитаз, по сути – есть весьма вместительная параша, уж простите за неаппетитную подробность.

Вот такую публику, у нас и выгоняют. И правильно делают, как мне кажется. Я даже больше скажу, по отношению к ней проявляют непростительный гуманизм, предоставляя взамен отнятой квартиры меньшую где-нибудь у черта на куличках. Потому что проблема от этого не исчезает, а всего лишь меняет адрес дислокации. И уже в другом месте соседи вынуждены терпеть загаженный и заблеванный подъезд, пьяные вопли за стеной по ночам, подъем по лестнице с оглядкой на то, чтобы не получить по голове, и прочие прелести соседства с притоном (будем называть вещи своими именами).

Честно говоря, лучше бы то жилье, которое выделяется взамен отнятого у этой швали, отдали тем, кто в нем реально нуждается. А существ, спившихся до потери человеческого облика, – в деревни подальше от города. Еще лучше – в специальные поселения, где бы их заставляли работать, и не завозили алкоголь. Кого-то эта мера реально помогла бы хоть как-то реабилитировать.

Негуманно? Ага, я в курсе. Но думаю, если у вас по соседству живет законченный алкоголик, вы меня поймете.

Ах, у них тоже могут быть дети, и детей жалко? Граждане, я вам страшное скажу: в детдоме будет лучше, чем у таких родителей! По крайней мере, там будет регулярное питание и чистая одежда. И учеба. Скорее всего, воспитанник не станет интеллектуалом и академиком, но хотя бы в техникум поступить сможет.

Пожелал я мысленно коммунальщикам удачи – и пошел дальше. А на улице еще пару дней воняло злостными неплательщиками…


Оставьте Ваш комментарий





Коментарии к статье (0)

Читайте также:
0.750531